Это весьма интересное интервью, проведенное в 1980 году в доме Роджера Тейлора на Фулхэм-роуд (во время перерыва в туре Queen «The Game» по США) британским музыкальным журналом «Sounds». Тогда барабанщик рассказал о новом альбоме Queen, их успехе в последние годы, а также о личных музыкальных вкусах и взаимоотношениях в группе. Эту публикацию мы и предлагаем вашему вниманию.

«Войти в мир Queen – это все равно что, находясь у ямы у дороги, очутиться сразу на пляже Бонди (популярный пляж в Сиднее, Австралия. – Прим. пер.). Все так сильно отличается от реальности! В нашем случае мир Queen представлен стильным интерьером загородного дома Роджера Тейлора; это мир роскоши и гарантированного успеха, который не имеет ничего общего с грязными рыночными площадками, где не слишком предприимчивые продавцы надеются любой ценой продать свой товар. Может быть, кто-то из них потом захочет стать новой Queen. Тем не менее меня мало волнует комфортный мир Queen. Я не просто следую странному принципу прессы презирать все, что по-настоящему важно, но мне очень хочется понять их настоящую природу.

Конечно, мне бы хотелось поговорить с Фредди Меркьюри; и я бы даже обязался ничего не говорить по поводу его новых усов. Но он отказывается встречаться с прессой, поэтому Роджер Тейлор кажется вполне хорошей заменой. Как однажды заметил фотограф Пол Слэттери, Тейлор «слишком утонченный и приятный парень», чтобы на него одного вываливать все жалобы на Queen в течение часа. Итак, я начинаю любезно, то есть говорю, что я в восторге от альбома «The Game». Как они относятся к этому успеху в сравнении с другими ранними альбомами группы?

Роджер: «Говорили, что продажи пластинок должны снижаться, но все идет очень хорошо. Кажется, альбом продается лучше, чем у The Rolling Stones».

А как насчет общемировых сборов?

Роджер: «Там вроде как все еще лучше. Я слышал, что он на втором месте в Германии, и это большой рынок, и на пятом в Америке».

Вы всегда ожидаете, что ваши альбомы достигнут такого успеха, или иногда это действительно сюрприз?

Роджер: «Что ж, нам очень весело делать ставки! Последний наш альбом не достиг первого места, он добрался до второго или около того. Но все-таки первая позиция выглядит намного лучше. Приятно чувствовать, что ты все еще можешь это сделать».

Даже если это выглядит вполне предсказуемо?

Роджер: «Это хороший прогноз. Пока мы способны продолжать зарабатывать на жизнь и наслаждаемся этим».

Из-за некоторого отсутствия самоконтроля речь неожиданно заходит о знаменитых усах Меркьюри, хотя Роджер не способен объяснить ни одного каприза своего вокалиста. Зато он развлекает нас разговорами о концерте в Лос-Анджелесе, когда на сцену были брошены десятки бритв, намекая на то, чтобы Фредди наконец-то изменил свой новый имидж.

Роджер: «Я всегда говорил, что это вызовет больший переполох, чем то, если бы он, например, голым прошелся по Оксфорд-стрит».

Однако вам не стоит быть такими уверенными. В наши дни пресса по-прежнему относится к ним как к дер-му (сокращение вызвано существующими правилами цензуры. – Прим. пер.).

Роджер: «Да, в самом начале ты умираешь от желания увидеть свое имя в печати, но это быстро проходит, особенно когда то, что напечатано, во многом не соответствует действительности. Мы никогда по-настоящему не беспокоились о том, что говорят люди и никогда не пытались быть модным. Мы всегда шли своим путем».

Тем не менее ваш уникальный способ превратил Queen в еще одну милую группу в духе Wings и Electric Light Orchestra.

Роджер: «В Англии все подчиняется моде и классовому сознанию!»

Но ведь вы не станете отрицать, что со временем, после "Bohemian Rhapsody", просто невозможно не стать пресным.

Роджер: «Пресным? Конечно, меня далеко не все устраивает из того, что мы делаем, но все-таки многое мне нравится; иначе я бы этим не занимался. Мы все еще достаточно сильны и у нас все хорошо».

Со временем многое изменилось?

Роджер: «По всему миру дела у нас сейчас идут намного лучше, потому что мы выпускаем хиты в таких местах, как Бразилия и Мексика, от которых вы этого никогда не ожидаете. Что касается музыкальных изменений, то мы ничего кардинально не меняли и развивались постепенно. Это просто случилось и все».

Мой интерес к Queen начал заметно ослабевать на фоне музыки «новой волны». Оказала ли эта удивительная сила какое-либо влияние на группу?

Роджер: «Конечно, это повлияло на меня. Мы были в студии в Уэссексе, когда там записывали альбом Sex Pistols; все это было довольно интересно. Мне нравится их первый альбом, но потом они, кажется, потеряли направление».

Как насчет The Clash?

Роджер: «Они мне нравятся! Я думаю, The Clash – самая модная группа, которую я когда-либо слышал в своей жизни! Мне нравится "London Calling", это хороший сингл, однако я не думаю, что они играют так уж хорошо. На самом деле они играют не очень хорошо, но выглядят достойно!»

Вот как. По вашему мнению, какая из этих новых групп продержится так же долго, как Queen?

Роджер: «О, это просто. Все зависит от того, насколько хороши их записи. Если они делают хорошие песни, они, конечно же, продержатся».

И они сделали хорошие записи?

Роджер: «Думаю, что последние две пластинки The Jam были весьма хорошо спродюсированы, однако на одной из них была песня "Smithers-Jones", которая выглядит ужасно. Мне не нравится их материал. Это не совсем оригинально, и я думаю, что они относятся к себе слишком серьезно».

Тем не менее такие группы, как The Jam, пишут на актуальные (для аудитории) темы. И это так отличается от Queen!

Роджер: «Нет, это не так! Опять же все это классовые штучки. Зачем все это? Если бы люди писали песни исключительно для высшего класса, их бы высмеяли, впрочем, как и в случае, если бы они писали лишь для среднего или рабочего класса. Музыкант должен создавать то, что ему нравится».

Хорошо, давайте сделаем еще одну попытку. Что вы думаете о хеви-метал?

Роджер: «Знаете, нас когда-то называли хеви-метал-группой. Мне кажется, что это название накладывает своеобразный ярлык, и многие группы формируют себя под этим именем».

Несмотря на все это, Роджер Тейлор говорит об альбоме Пита Таунсенда, как о «лучшем альбоме, который я слышал в этом году, а The Who – невероятно блестящи». Однако лично мне кажется это весьма скучной вещью, да и Пол Слэттери считает, что Таунсенду давно пора покинуть группу. Но теперь пришло время поговорить о синтезаторах.

Насколько я знаю, в "The Game" вы впервые использовали синтезаторы.

Роджер: «На самом деле я использую их уже некоторое время, я имею в виду свой сольный альбом, в котором их достаточно много».

Будет ли это шагом в сторону от Queen?

Роджер: «Да. На альбомах Queen не хватает места для многих вещей, которые мне хотелось бы сделать, поэтому я восполняю здесь свой переизбыток».

Ваше участие в сингле Hilary Hilary "How Come You аre So Dumb" связано именно с этим?

Роджер: «Я знаю Hilary Hilary много лет, однако я не знал, что она умеет петь, пока мне не сказала об этом старая подруга. Она иногда пела с группой в пабах, поэтому я позвонил и попросил кассету с её записями. И хотя это звучало ужасно, её голос был действительно хорош. У нее очень глубокое звучание. Я написал песню с некоторой помощью Hilary и исполнил инструментальные партии, но далеко не все. Я ведь не хочу переплюнуть Пола Маккартни!»

Есть ли у остальных членов Queen альтернативные занятия?

Роджер: «Им всем нравится отдыхать немного больше, чем мне, хотя в будущем они, вероятно, займутся своими сольными проектами. Я же предпочитаю быть занятым, поскольку не представляю себе атмосферу отдыха».

Какие музыкальные различия существуют между вами?

Роджер: «Ну, Джон (Дикон) любит чистый поп и фанк, в то время как я предпочитаю более тяжелые вещи. Фредди нравятся всякие странные вещи, и в данный момент он по-настоящему увлечен Майклом Джексоном. Майкл, кстати, собирался выйти на бис на одном из наших концертов, чтобы исполнить "We Are the Champions"; это, по-видимому, его любимая песня, однако в итоге он струсил. Брайан (Мэй) любит классический хеви-метал».

Сложно приступать к новому альбому, когда вы записали столько всего раньше?

Роджер: «В некотором смысле. Однако на этот раз мы поехали в Мюнхен, поскольку нам всем нравится этот город, и записали альбом там. "Crazy Little Thing Called Love" оказалась самой простой, и мы записали её буквально за считанные часы. Остальное время было прекрасным поводом, чтобы пойти в студию, немного выпить и что-нибудь придумать».

Текст песни как бы предполагает, что вы не думаете ни о чем другом, кроме развлечений.

Роджер: «Мы не пытаемся решать проблемы мира, но кто пишет не только о развлечениях? Я думаю, весьма претенциозно говорить, что это имеет большое значение, однако пресса всегда тратит на это много времени. Тема этой недели, и ты никто, если совсем не затрагиваешь это».

Но развлечения могут быть бессмысленными. Приятная музыка, которая не имеет никакого смысла. Роджер: «О нет. Музыка Дебюсси по большей части развлекательна, и вы позволяете ей делать с вашим разумом все, что угодно. Тем не менее она не решает каких-то серьезных проблем».

(В этот момент я просматриваю тексты песен "Rock It" и "Don’t Try Suicide"). В чем тут суть?

Роджер: «"Rock It" – самая элементарная вещь. Это самая простая песня, которая говорит, что можно наслаждаться рок-н-роллом. Вот и все. Смысл "Don't Try Suicide" заключен в её названии; мне это нравится, и это забавно. Вы никогда не должны читать тексты песен, не зная всего альбома. Это не классическая проза или стихи».

И еще кое-что. Мы с Пол Слэттери считаем, что сейчас имя Queen во многом заставляет подниматься синглы в чартах.

Роджер: «Я думаю, вы не правы. Если бы мы сделали плохую запись, люди бы просто не купили её. Возможно, найдутся фанаты, которые купятся на наше имя, но это не приведет вас в чарты. Люди точно не будут тратить деньги на то, что им это не нравится».

И это означает, что очень много людей любит Queen!»