На банкротстве НВКбанка юристы уже заработали больше полумиллиарда рублей

Кому выгодно затягивать процесс .

Уголовное дело в отношении топ-менеджеров саратовского НВКбанка близится к финалу, в ближайшее время можно ожидать вынесения приговора.

По делу проходят 13 человек, включая экс-предправления банка Владимира Кравцева. На днях, 24 мая, Саратовский областной суд рассмотрел жалобу защиты на ужесточение меры пресечения (со 2 мая Кравцев находился под стражей) и смягчил её на домашний арест сроком до 2 августа.

Попробуем подвести краткий итог, с чем же резонансный процесс подошел к завершению. НВКбанк — не первый саратовский банк, лишенный лицензии. Город потерял «Поволжский немецкий банк» (WDB), Хард-Банк, «Экспресс-Волга» и другие. В книге памяти портала «Банки.ру» значится 8 банков, прекративших существование в период с 2000 по 2020 год, из них 3 были ликвидированы и у 5 отозваны лицензии.

Как потерять лицензию

Читайте ещё:«Краш» показал Минкульту не тот орган

Обвиняемый сейчас в хищениях Владимир Кравцев возглавил правление НВКбанка в 2010 году. С его приходом активы организации увеличились почти в 10 раз, банк активно кредитовал региональный бизнес: строительные, аграрные предприятия, производителей продуктов питания, реализовывал благотворительные проекты. Доходы шли в развитие бизнеса и накопление резервов. На момент отзыва лицензии в январе 2020 года на счетах у банка было более 2 млрд рублей. Временная администрация заявила о дыре в активах на сумму 2,9 млрд, но эти данные впоследствии не подтвердились.

Рассмотрим, почему у банка может появиться такой пробел, как правило, основных причин две — невозвраты кредитов, от чего ни один существующий в мире банк не застрахован и все так или иначе этому подвержены, или целенаправленный вывод средств через подставные фирмы. В случае с НВКбанком следствие настаивает на второй версии.

За последние 10 лет нахождения во главе Центробанка Эльвиры Набиуллиной в РФ были отозваны лицензии у нескольких сотен банков. Из банковской сферы выпали слабые игроки, но это открыло путь для монополизации крупных государственных банков. Региональные же небольшие банки, кредитовавшие преимущественно малый бизнес и игравшие значительную роль в экономической жизни субъектов, оказались фактически вымыты из отрасли.

Последние несколько лет перед отзывом лицензии НВКбанк находился под жестким контролем ЦБ. При таком строгом контроле целенаправленный вывод больших объёмов средств выглядит маловероятным. Подтверждение этому можно найти и в материалах арбитража, где сейчас рассматривается дело о банкротстве НВКбанка: 3 инстанции отказались считать клиентов банка техническими заемщиками, получавшими заведомо невозвратные кредиты.

Также известно, что НВКбанк не играл на бирже, не вкладывался в покупку валюты и ценных бумаг. В октябре 2019 года регулятор потребовал от него нарастить капитал и представить план оздоровления, дав срок до марта 2020 года. Банк нашел инвестора, но уже в январе 2020 года ЦБ все равно отозвал у него лицензию. Руководство банка подчинилось ему, начало передачу дел, предлагало содействие в возврате кредитов. Топ-менеджеры не пытались скрыться, покинуть страну, как происходило во многих банках, отзыву лицензии которых сопутствовали уголовные дела. Представители Агентства по страхованию вкладов неоднократно встречались с Владимиром Кравцевым, совещались по поводу возврата кредитов. Отдельным заемщиком продлили сроки выплат.

Активов банка, как утверждало его правления, хватало на то, чтобы при рыночной продаже покрыть его долги. За первые 2 года было погашено около половины от общей суммы обязательств, на сегодня их доля составляет порядка 60%. Первый состав комитета кредиторов одобрял мировые соглашения и пролонгировал кредиты.

Блицкриг «Русагро» и заемщики на заклание

Ситуация поменялась в августе 2021 года, когда был выбран новый состав комитета кредиторов, контроль над банкротством получили представители ГК «Русагро» Вадима Мошковича. «Русагро» зашла в Саратовскую область, как партнёр холдинга «Солнечные продукты», который, как и НВКбанк, входил в состав группы «Букет». «Русагро» выкупила долги и акции холдинга, но вместо совместного предприятия, которое должно было бы появиться, началось планомерное поглощение всех аграрных активов «Солпро». С заемщиками-аграриями ГК «Русагро» тоже не церемонилась. Поступления в конкурсную массу НВКбанка со сменой состава комитета уменьшились, сельхозактивы кредитовавшихся в нём компаний явно интересовали группу Мошковича больше, чем сам банк.

План присоединения их к «Русагро» на примере ООО «Агроинвест» стал достоянием гласности. Информация такого рода неминуемо должна была привлечь внимание правоохранителей. Один только пункт о возбуждении уголовного дела с целью ареста земли чего стоит!

Можно, разумеется, объявить документ, попавший в руки Anticorr.media, вбросом, но почему тогда его пункты так похожи на то, что сейчас происходит с отдельными аграрными активами, тем же «Агроинвестом» хотя бы, который из самостоятельной компании превратился в часть конкурсной массы тех же «Солнечных продуктов», а его владелец оказался под следствием? Но публикации в СМИ с призывами разобраться остались без внимания СКР и прокуратуры.

Аграриев-заемщиков НВКбанка тоже ждала незавидная участь. Если сначала им позволяли вносить платежи по кредитам как и прежде, то со сменой состава комитета кредиторов потребовали единовременного возврата всех займов, а это мало какой бизнес выдержит. Их долги пустили с молотка как дебиторскую задолженность банка, вскоре предприятия массово пошли в банкротство.

Читайте ещё:Мишаня Кобзон погорел на липовых звездах

Отзыв лицензии НВКбанка отправил в пике более 50 компаний. Кому-то не хватило оборотных средств, кто-то не нашел, где перекредитоваться. Регион потерял несколько тысяч рабочих мест.

Одновременно с такой расправой с заемщиками в банкротном процессе появились более чем странные расходы на поиск имущества НВКбанка. Занятая этим Московская Юго-Западная коллегия адвокатов (МЮЗКА) получила за труды сумму, сравнимую с обязательствами банка перед кредиторами третьей очереди — 406,6 млн рублей. Имущество же обнаружили на весьма скромные суммы, много ниже затрат на его поиски.

Надо ли говорить, что после возбуждения уголовного дела на руководство НВКбанка АСВ прекратило все контакты с ним. Неужели агентству выгодны такие траты на юристов, которые бьют в первую очередь по независимым кредиторам? Третья очередь рискует не дождаться своих денег вообще. И резонный вопрос — в чьих интересах такое положение дел? Кредиторы годами ждут выплат, а зарабатывают на таком банкротстве те, кто находится «у руля».

Конкурсное производство и его нюансы — вообще тема очень дискуссионная. Эксперты отмечают, что эта процедура нередко используется не для того, чтобы удовлетворить требования кредиторов, а как механизм отъема собственности. А уж субсидиарная ответственность и вовсе становится «большой дубинкой» для собственника. Что, кстати, хорошо видно на примере основного бенефициара «Солнечных продуктов» Владислава Бурова.

Над Мошковичем на Кипре не каплет?

Попытка обвиняемых доказать в суде, что они не выводили средства банка, а пытались спасти организацию от краха, понимания не находит. Возврат дела на доследование в феврале 2023 года ясно говорит о качестве работы следствия.

Но пока суд в Саратове идёт к завершению, в Москве Минюст РФ рассматривает дело о включении в список иноагентов основателя и бенефициара ГК «Русагро» Вадима Мошковича.

Внимание контролирующих органов он привлёк после обращения депутатов Госдумы. Бенефициар «Русагро», неплохо поднявший своё состояние на поглощении «Солнечных продуктов», занимает 55 строку в рейтинге Forbes, его состояние оценивается в 2,7 млрд долларов. Между тем, управляющая компания его холдинга Ros Agro PLC как сидела, так и сидит на Кипре, не спеша деофшоризоваться. Миллиардные дивиденды от продажи российской продукции оседают в стране, соблюдающей условия санкций. Кроме того, депутаты, обратившиеся в Минюст, подозревают, что и с налогами у «Русагро» не все благополучно, не исключено применение схем минимизации платежей.

Согласно открытым данным, за рубежом находятся не только доходы Мошковича, но и родственники. Сын олигарха сменил имя с Евгения на Джека и работает в Калифорнии, сестра, купившая долю в «Агро-Белогорье», проживает в Лондоне. Недружественный настрой зарубежных властей к россиянам, похоже, семью миллиардера не сильно коснулся.

Правда, выбраться из-под европейских санкций самому Мошковичу не удалось, несмотря на все его заявления. При этом родина высказывания олигарха, что он де не занимается политикой и обижен властью, похоже, не забыла.

rucompromat