Сколько Ивана Грозного ты не изучай, а понять его полностью не сможешь. Уникальная была личность. Нет, ну правда. Он и государственник, и безумный каратель, и молитвенник, и обиженный ребенок (до самой старости), и какой-то совершенно опередивший свое время лицедей. Ну, вот, вспомните, в 1575 году, то есть уже после Опричнины, менее чем за 10 лет до своей смерти, он разыгрывает потрясающий и нас, и современников спектакль. Когда уходит в отставку и вместо себя назначает великим князем всея Руси Симеона Бекбулатовича. А из "отставки" письма ему пишет.

В том же 1575 году обращается к новому Государю он в письменной форме, именуя себя "Иванцом Васильевым со своими детишками с Ыванцом да Федорцом". Они в этом письме челом бьют Симеону Бекбулатовичу.

И вот о чем же может просить этот простой Иванец правителя государства? Да, о сущей мелочи. Всего лишь предлагал...да что там, просто уведомлял о том, что надо им "людишок перебрать". Что это значит?

По всей видимости, Иван Васильевич, не будучи формально правителем решил повторить свой опыт и разделить страну, как когда-то на Земщину и на лично ему подчиняющуюся Опричнину. Тот опыт оказался неудачным. Но есть вариант учесть прошлые ошибки. Так каким образом следовало "перебрать людишок"?

Иванец Васильев сообщает Симеону Бекбулатовичу, что "как переберем людишка...мы к тебе, ко государю имен их списки принесем". Значит, он сам выберет себе людей, которые должны относиться к его власти, в этом процессе ни сам Симеон, ни его люди, не будут принимать участия. Более того, "и от того времени, без твоего государева ведома ни одного человека не возьмем". Чувствуете? Не "без твоего разрешения", а "без твоего ведома" потом никого не возьмем. Это означает, что Иван оставляет за собой право и впредь брать себе новых "людишок", просто уведомляя об этом Бекбулатовича. Разве ж это не заведомая профанация планируемого разделения?

Но не думаете же вы, что Иван Грозный так заскучал просто по людям, что ждет исключительно общества дорогих сердцу персон? Ни в коем случае. Он принимает не личностей, а обладателей земель и имущества: "а которых людишок у тебя примем, ты б государь, милость показал, вотчинишок у них отнимать не велел...а из поместьишок их им хлебишко и денженка и всякое рухлядишко пожаловал, и людишок их не грабя велел выпустить".

Ну что за речь! "Хлебишко", "поместьишко", "денженка". Вот в каком настроении пишет этот 45-летний матерый, многое повидавший Иван Васильевич. Что это? Ирония? Игра? А, может, демонстрация того, как он сам видит правила общения с государем?

Иван знает, что несладко придется тем, кого он решит принять себе. Потому и ставит важное условие Бекбулатовичу: "которые от нас поидут, начнут тебе бить челом, ты бы государь, пожаловал, милость показал....тех наших людишок, которые начнут от нас отходить, не принимал".

Конечно, он понимает, что так не очень красиво отправлять. Слишком уж нагло. Нужно, чтобы и Симеон что-то решать мог. Потому он добавляет сугубо технический вопрос, бюрократический, могут ли "дьячишки" Ивана сами оформлять документы по закабалению "мелких людишек" или нужно оформлять "полные грамоты" от государственного Ямского приказа. Вот, как будто его этот вопрос вообще волнует. Но, тем не менее вопрошает: "Как государь, указ свой учинишь?".

Далее снова возвращается в роль просящего - бьет челом, добавляет: "Государь, смилуйся, пожалуй!".

Что с этого письма должен был начать делать Симеон Бекбулатович? Да ничего от него не требовалось. Просто сидеть, где посадили, ждать, когда Иван Васильевич с этим вопросом к нему вернется. Интересно, составлял ли списки "людишок" Иван? Наверное, да. Но, видимо, настолько сложно ему было от кого-то отказаться, что он решил взять всех. В следующем 1576-м году Иван Васильевич вернулся на трон, ставленника как ветром сдуло. Почетно ушел на пенсию на должность великого князя Тверского. А Грозный продолжил свои государственные дела, коих ещё был непочатый край.

PS/ Знаете, что самое сложное, когда пишешь заметки про Ивана Грозного? Найти хорошую иллюстрацию. Почему-то все художники изображают его худеньким, седым стариком. Да, он не отличался здоровьем в последние годы, но он умер в 53 года. У него волосы были рыжеватого цвета. Он был толстый, ростом около 180 сантиметров. Есть среди вас художники? Нарисуйте такого, пожалуйста, для потомков.

Спасибо за прочтение. Хорошо бы от Вас лайк и/или комментарий получить )

Читайте также нашу публикацию про Симеона Бекбулатовича: