Если вы не являетесь большим любителем советского кино, вряд ли сходу назовете хотя бы пять крупных ролей Сергея Юрского. Зато каждый вспомнит, что он стал одним из лучших актеров, кому довелось воплотить образ Остапа Бендера. По крайней мере, он явно переиграл и Гомиашвили, и Миронова, не говоря уже о Меньшикове.

Давайте расскажем, кто он по национальности, и почему держал в тайне свою настоящею фамилию.

Юрий Сергеевич, отец нашего героя имел дворянское происхождение. Но еще в юности выбрал «позорную» для своего сословия профессию актера. Он стал выступать в студенческом театре, когда учился в гимназии, и впоследствии решил развиваться по этой линии. Именно поэтому стал использовать фамилию Юрский, производную от своего имени – чтобы не бросать тень на поколения благородных предков.

Его настоящая фамилия была Жихарев, и этот человек был представителем древнего дворянского рода, когда-то богатого и влиятельного, но впоследствии обедневшего. Согласно родословной легенде, Жихаревы были дальними потомками черкесского князя Редеди, с которым как-то сошелся в борцовском поединке тмутараканский князь Мстислав. Другой предок артиста служил опричником при Иване Грозном.

После революции за принадлежность к дворянству Юрия сослали в глушь, в Саратов, где он уже занимался театром безо всякого стеснения. Хотя свою выдуманную фамилию оставил и передал ее куда более известному сыну. Но затем он вернулся, и вместе с семьей жил в Ленинграде.

Его супругой стала Евгения Романова, учительница из еврейской семьи. Не стоит обращать внимания на фамилию – ничего удивительного, ведь она была крещена. Дети Сиона, ежели они переходили в православие, получали фамилии от имен своих крестных отцов.

После войны Юрский-старший был назначен художественным руководителем одного из московских цирков. Поскольку своего жилья у них в столице не было, первое время папа, мама и их сын ютились в каморке буквально за кулисами. Однако, через несколько лет главу семьи сняли с должности «за развал идеологической работы и неправильный подбор кадров».

Фактически же его вина состояла в том, что худрук принимал на работу евреев – достаточно, чтобы быть за это наказанным во времена Сталина. После этого случая Юрские переехали в северную столицу, и стали жить в коммуналке на двадцать семь человек.

Юрий Сергеевич не желал, чтобы его отпрыск тоже становился актером, и Сергей, как почтительный сын, поступил на юридический факультет. Но уже после второго курса был приглашен в БДТ, где практически сразу стал получать ведущие роли. Играл Генриха IV, Мольера и Чацкого. Строгий папа не был против, потому что увидел: сын его явно переиграл.

В 1960-е Юрский становится популярным актером кино. Его стали узнавать после роли директора в «Республике ШКИД», а участие в очередной экранизации «Золотого теленка» сделала нашего героя одним из самых востребованных советских артистов. Нельзя сказать, что его карьера столь же хорошо развивалась в течение следующего десятилетия, но свою долю славы он все-таки получил.

В начале 1970-х Юрский попал в диссидентскую тусовку. Он тесно общался с историком Ефимом Эткиндом, который познакомил его с Солженицыным. Когда в 1973-м на западе опубликовали «Архипелаг ГУЛАГ», а в Советском Союзе книга стала распространяться в самиздате, стали «трясти» всех, кто был близок к автору.

В результате Эткинд и Солженицын были вынуждены выехать из СССР, а Юрского вызвали на допрос в КГБ. В конце концов, он отделался легким испугом: был уволен из театра и надолго стал не выездным, но фильмы и спектакли с ним продолжили выходить регулярно. Вряд ли бы власти поступили так милосердно с идейным антисоветчиком.